Физика и техника » Теории, гипотезы, идеи » Формообразование материи. Эфир » Дмитрий Иванович Менделеев (1834—1907) » Д.И. Менделеев о кризисе в механике жидкости. 1880

Д.И. Менделеев о кризисе в механике жидкости. 1880
.: Дата публикации: 18.11.2014 16:13 :: Просмотров: 1367 :.
«…Когда во Франции Борда, Боссю, Кулон и Дю-Бюа освежали почву после ньютоновского неурожая, в Англии тоже работали над вопросом сопротивления, и работы прошлого столетия, до начала нынешнего, и там отличались здоровым и опытным направлением, не впали в те две крайности, которые губили и губят успехи многих областей опытных знаний. Одна крайность — рьяное желание охватить умом и анализом то, чего не знают еще почти нисколько. Эта крайность теперь уже не соблаз­няла никого, потому что Ньютон оказался неверным, Эйлер, же и Д'Аламбер пытались поправить — тоже не смогли и отка­зались. И никто не решался соперничать с ними в силе чистого анализа, приложенного к решению задач сопротивления. После того только, когда скопился уже запас данных, в са­мое последнее время, явились попытки этого рода. Они доказы­ваюсь потребность ума в полной теории явления, но успех дела и ныне нельзя считать ни полным, ни даже удовлетворительным. Крайний, хотя бы и ранний, теоретизм дает по крайней мере толчок и удовлетворение, хотя временное, ему нельзя отказать ни в силе, ни в симпатии. Мне кажется гораздо более вредною другая крайность — чисто практическая. Нужно знать сопротивление артиллерийских снарядов, да кораблей. Их измеряют к полученным числам или подбирают формулу, или прилаживают некоторые соображения, или делают то и другое и считают это теорией предмета, не заботясь о том, чтобы связать новые практические порядки с известными уже фактами, с укрепившимися представлениями. Годно для существующей практики — вот все чего хотят и чем удовлетворяются. Делается это будто и прак­тично, но для практики вовсе негодно, потому что прилажено к прошлому, недостаточно для будущего, есть покорность факту, а не обладание им, орудие надобности, но не власть знания. В скромной, но важнейшей роли собирателей материала, необходимого для науки, вовсе нет этой претензии — объять одним рядом наблюдений всю сущность дела. Такая — практическая — крайность теперь, в наше время, владеет вопросом сопротивления. Но есть чистое знание, плод пытливости ума, берущей материал отовсюду — и из живой практики, и из чистого абстракта, полученного как плод добытых уже знаний, и из случайных наблюдений, и, главное, из измерений, хорошо анализированных по их мере точности, да из опытов, направленных на проверку той или другой гипотезы, зарождающейся при некотором знакомстве с предметом. Этим путем идет истинное знание и доходить до обладания, до полной теории, до указания практике, до предсказания фактов, не виданных, но узнаваемых. Вот этот то путь и расчищали Борда, Боссю, Кулона и Дю-Бюа. На нем же стояли англичане прошлого столетия: Робинс, Ваинс, Хуттон, Бофуа. Не вдаваясь в абстракт, не спеша прямо дать практике облик теоретического оправдания, они просто исследовали сопротивление, изучали его меру, и тем послужили и для теоретиков и для практиков. Их числа живут и те­перь, их надо знать…».
[Менделеев Дмитрий Иванович. О сопротивлении жидкостей и о воздухоплавании : Вып.1. – С-Птб.: Тип. В.Демакова, 1880. - 239 с.: табл. Стр. 46-47]